Конкуренция, основанная на факторе времени

Несмотря на то что принцип действия конкуренции по времени известен уже несколько десятилетий, она вошла в моду среди менеджеров в начале 1990-х гг., в основном благодаря работе Boston Consulting Group. Главными сторонниками понятия «конкуренция по времени» были два консультанта из BCG - Джордж Сток и Томас Хаут. Их книга «Competing Against Time» («Соревнование со временем») призывает компании добиваться снижения затрат времени на каждой стадии каждого процесса. «Время - это секретное оружие бизнеса, потому что преимущества быстрой реакции влияют на все остальные переменные, из которых складывается общее конкурентное преимущество, - пишут Сток и Хаут. - Обеспечение максимума стоимости при минимальных затратах за минимальное время - вот новая модель успеха компаний».

Они обращают наше внимание на триумфальную победу Honda в 1980-е гг. в долгой борьбе с Yamaha. Honda выпускала 60 новых мотоциклов в год, и однажды ей удалось выпустить 113 моделей за полтора года. Такая скорость позволила компании оставить Yamaha далеко позади и выйти победительницей.

Конкуренция по фактору времени требует максимальной структурированности компании в отношении затрачиваемого времени. Причина в том, что процессы и системы, которые без особой необходимости отнимают слишком много времени, оказывают прямое воздействие на конкурентоспособность. Медлительность слишком дорого обходится. К сожалению, традиционные иерархические организации создаются без учета

фактора времени. Установлено, что более 95% времени циркуляции продуктов внутри организации тратится зря. Большие запасы, а также простои в производственном процессе стоят денег. Сток и Хаут считают, что менеджмент должен сосредоточиться на выполнении трех ключевых задач. Во-первых, необходимо добиться, чтобы «системы создания стоимости в компании стали в два-три раза гибче и подвижнее подобных систем у конкурентов». Во-вторых, руководители компании должны «определить, насколько их клиенты ценят разнообразие и быстроту реакции, сфокусироваться на наиболее чувствительных потребителях и в соответствии с этим устанавливать цены». Наконец, руководители должны «разработать стратегию, которая способна застичь конкурентов врасплох».

В целом, логика конкуренции, основанной на факторе времени, неоспорима. «Быстро» - это без сомнения хорошо, а «быстрее конкурентов» - прямая дорога к конкурентоспособности. Однако, как и в случае со многими другими подобными идеями, возникает подозрение, что это просто переиначенные основополагающие принципы бизнеса. Научный менеджмент Фредерика Тейлора в начале XX в. был также основан на сокращении временных затрат ради повышения до максимума эффективности, а следовательно - и прибыльности.

«Пустая трата времени отличается от пустой траты материалов тем, что она необратима», - отметил Генри Форд, который одним глазом смотрел на часы, а другим - на издержки. В этом, а также в некоторых других отношениях Форд опередил свое время.

КАК РАБОТАЮТ ИДЕИ

В большой степени конкуренция по фактору времени опирается на философию и практику общего управления качеством и других теорий о качестве, возникших в Японии, таких как производство «точно-в-срок». Они подразумевают, что качественные продукты можно выпускать в больших объемах, если внедрена система качества и привилось соответствующее мышление. На Западе принято было думать, что качество и количество - взаимоисключающие понятия.

Это, в свою очередь, привело к появлению концепции реинжиниринга. Необходима глубинная перестройка систем и процессов, а не «заделывание дырок» наспех и кое-как.

Хотя идея сочетания скорости и качества не нова, ожидания, связанные с увеличением скорости процессов в компании, несомненно, возросли. Из конкурентного преимущества процессы, эффективно использующие время, превратились в конкурентную необходимость. Время вывода на рынок раньше было второстепенным вопросом, а теперь оно стало жизненно важным. «В бизнесе есть два вида людей - быстрые и мертвые», - рассуждает Майкл Делл. Объявляя о переменах в одном из своих подразделений, ЗМ констатировала: «Нашей компании 93 года, и у нас свой способ вести дела. Но мы не успели». Ни сейчас, ни раньше ЗМ нельзя было упрекнуть в медлительности. Она всегда славилась своими темпами инноваций. Быстро, но недостаточно быстро. «Раньше нам требовалось 4 дня - от получения сырья до отгрузки продукции, теперь - 25 минут. Но этого все равно недостаточно», - отмечает компания.

Сокращение жизненного цикла продукции и рост темпов ее разработки означают, что скорость - это главное. У любой инновации в запасе совсем немного времени, прежде чем ее скопируют конкуренты.

Так, у фотокамер жизненный цикл составляет всего шесть месяцев. Число моделей на рынке постоянно растет, по мере того как конкуренты жадно копируют их друг у друга. Практически любой продукт на свете можно моментально скопировать. Есть соблазн предположить, что имитирование продукции - удел отчаявшихся, жуликов или нищих. Но это не так. Крупнейшие корпорации мира вовлечены в непрерывный цикл копирования.

В сфере финансовых услуг любой новый продукт - будь то счет для пожилых клиентов или более гибкие условия кредитов на недвижимость - копируется практически мгновенно. Существует постоянный поток продуктов и услуг: старые подновляются, заменяются или переделываются, вводятся совершенно новые. За один год британский банк NatWest предложил 240 новых или усовершенствованных продуктов. В этом уже больше нет ничего необычного. Быстро - значит хорошо.

Ухватившись за идею конкуренции по фактору времени, руководители западных компаний как всегда думают о снижении издержек. «Время - более важный инструмент управления, чем издержки, - настаивают Сток и Хаут. - Издержки - это в основном показатель отставания, симптом, набор контрольных счетов post factum». На практике конкуренция по фактору времени часто использовалась для снижения затрат, а не для повышения конкурентоспособности. Более короткие временные циклы - это повышенная эффективность при более низких затратах. Вместо того чтобы искать квадратуру круга качества и количества, конкуренция по фактору времени невольно спровоцировала рост популярности даунсайзинга, столь привлекательного благодаря тому, что он снижает издержки.