Научный менеджмент

Концепция научного менеджмента будет всегда ассоциироваться с инженером и изобретателем Фредериком Уинслоу Тейлором. Книга «The Principles of Scientific Management» («Принципы научного менеджмента»), опубликованная Тейлором в 1911 г., сделала его одной из наиболее влиятельных фигур XX в.

«Наука» Тейлора (которую он описал как «75% науки и 25% здравого смысла») появилась на свет в результате исследований по определению времени, требующегося для выполнения отдельных операций. Выявив каждое движение и действие, необходимые для выполнения задания, автор сумел рассчитать оптимальное время операции. Владеющий подобной информацией руководитель получил возможность понять, хорошо ли рабочий делает свое дело.

Тейлор прославился изысканиями, проведенными в период его работы на сталелитейном заводе в Мидвейле, где он занимал пост главного инженера. С помощью секундомера он разбил сложные процессы на простые элементы, таким образом повысив эффективность. Будучи своего рода провидцем, Тейлор предвосхитил распространение механицизма (редукционизма), оказавшего огромное влияние на мышление в XX в. (Редукционизм основывается на предпосылке, что проблему можно понять, если разобрать ее на мельчайшие составные части и изучить каждый компонент в отдельности. Некоторое время ученые полагали, что, постигнув устройство мельчайшей частицы вселенной, они сумеют раскрыть и все ее остальные секреты.)

КАК РАБОТАЮТ ИДЕИ

Знаменитый пример Тейлора- гипотетический сталевар по фамилии Шмидт. Тейлор высчитал, что Шмидт, работая с максимальной эффективностью, может выдать 47 тонн в день вместо обычных 12,5. Он полагал, что такие скрупулезные расчеты производительности позволят рабочим точно знать, чего именно от них ожидают, а руководителям - сколько продукции необходимо произвести. Это также означало, что можно установить более точные сдельные расценки со справедливыми премиями и штрафами.

Использование идей Тейлора в Watertown Arsenal сократило затраты на рабочую силу при изготовлении некоторых форм для луки седла с 1,17 до 0,54 дол. Трудовые затраты на изготовление лафета шестидюймовой пушки упали с 10229 до 6950 дол. Логика была проста: измерения помогли повысить производительность, так как стало ясно, что нужно делать. Рост производства был достигнут с меньшими затратами, благодаря чему увеличилась прибыль. При увеличении производства на 400% зарплата Шмидта выросла на 60% - этот разрыв и обеспечил дополнительную прибыль.

Идеи Тейлора перенял Генри Форд, использовавший их для своей модели массового производства. В производственном процессе у Форда машины устанавливались в люльки и передвигались от одного участка к другому, а сборщики «роились» вокруг них. Чтобы удовлетворить спрос на модель Т, Форду пришлось отказаться от этой системы. В 1913 г. он перестроил работу так, чтобы покончить с «роением». «Человек, который устанавливает болт, не должен ставить гайку; человек, который ставит гайку, не должен затягивать ее», - говорил Форд2. Частично собранные машины связывались вместе так, чтобы их можно было тянуть мимо рабочих с постоянной скоростью. За один год производство удвоилось почти до 200000 машин, а число рабочих сократилось с 14336 до 12880. Так появился на свет предок современной сборочной линии.

Сегодня идеи Тейлора могут показаться устаревшими, но это была одна из первых серьезных попыток создать науку менеджмента. «Тейлор начал свои исследования, когда управление бизнесом как обособленный отдельный вид деятельности не пользовалось всеобщим вниманием и рассматривалось как часть и следствие знаний и опыта, связанных с особенностями конкретной отрасли и технологиями производства колбасы, или стали, или рубашек», - отмечал в 1956 г. Линдал Урвик, британский сторонник научного менеджмента.

Тейлор привлек внимание к менеджменту, его работа получила мировое признание, заложив основы для дальнейших изысканий.

Хотя в наши дни к подходу Тейлора относятся, скорее, отрицательно, следы его влияния можно обнаружить в большей части литературы о менеджменте, выпущенной в XX в., а на его идеи опирается множество бизнес-концепций. Так, его увлечение измерениями предвосхитило появление общего управления качеством, которое до сих пор господствует во многих отраслях.

В 1997 г. журнал «Fortune» писал: «Влияние Тейлора вездесуще: именно его идеи определяют, сколько бургеров рассчитывает получить McDonald's от своих поваров или сколько звонков собирается обработать телефонная компания».

Питер Друкер назвал концепцию Тейлора «наиболее весомым вкладом, который Америка внесла в западную мысль со времени „Записок федералиста"». Прорыв, осуществленный Тейлором, полагает он, представляется более существенным, нежели даже достижения Генри Форда. Сборочная линия была просто логическим продолжением научного менеджмента.

Научный менеджмент возник из наблюдений Тейлора за рабочими. Он заметил, что те просто создавали видимость деятельности: вместо того чтобы работать как можно лучше и быстрее, они намеренно замедляли темп. У них не было стимулов работать быстрее или продуктивнее. В их интересах, пишет Тейлор, было «держать работодателя в неведении о том, насколько быстро можно выполнить работу». «19 из 20 рабочих цивилизованного мира твердо верят в то, что им лучше не спешить и прикладывать как можно меньше усилий за те деньги, что им платят», - позднее писал Тейлор в «Принципах научного менеджмента».

У рабочих было одно важное преимущество: начальство понятия не имело, сколько времени требуется для выполнения операций. Никто и не думал вникать в суть работы. Возмущенный такой невероятной неэффективностью, Тейлор взялся за дело. Вооружившись секундомером, он подробнейшим образом изучил, что именно происходит и сколько времени нужно, чтобы справиться с заданием. Тейлор предположил, что поминутное изучение рабочего процесса позволит наблюдателю выяснить, как же лучше всего выполнить поставленную задачу. Тогда можно определить единственно предпочтительный и эффективный способ ее решения и требовать, чтобы его использовали и в будущем.

ФРЕДЕРИК ТЕЙЛОР

Фредерик Уинслоу Тейлор родился 20 марта 1856 г. в Джер-мантауне, штат Пенсильвания, в состоятельной филадельфийской семье. Отец Тейлора - юрист из старинной семьи пенсильванских квакеров; мать, Эмили Уинслоу, происходила из семьи пуритан из Новой Англии. (Ее отец был китобоем из Нью-Бед-форда.) Эмили была известным борцом против рабства и участвовала в кампании за права женщин.

Тейлор получил образование во Франции и Германии. Прежде чем вернуться в Академию Филлипс в Эксетере (Phillips Exeter Academy), он объездил всю Европу. (Всю жизнь Тейлор сохранял прочные связи с Европой. Отпуск он проводил в Бретани, а незадолго до смерти приветствовал попытки французов и бельгийцев отразить немецкое наступление в Первой мировой войне.)

Несмотря на свое происхождение, Тейлор начал рабочую жизнь с самой первой ступени карьерной лестницы инженера. Сначала он работал подмастерьем в William Sellers Company, а в 1878 г. перешел в Midvale Steel Company, неподалеку от Филадельфии. В Мидвейле Тейлор сначала работал клерком, но вскоре опять спустился ступенью ниже и стал рабочим. Профессию он менял, похоже, каждый месяц. За шесть лет в Мидвейле он успел побывать кладовщиком, помощником мастера, мастером, старшим механиком, директором отдела научных разработок и наконец стал главным инженером всего завода. При этом Тейлор не забывал и о научной карьере. (Он собирался учиться в Гарварде, но помешало слабое зрение.) Три года (1880-1883) Тейлор изучал инженерное дело в вечерней школе в Институте Стивенса (Stevens Institute). Он оставался в Мидвейле до 1889 г. Именно там Тейлор проводил исследования, заложившие основу для теории научного менеджмента.

Позже он работал в ряде компаний, среди которых стоит отметить Bethlehem Steel, где попытался провести широкомасштабные изменения. Не все они были успешными или популярными, и в 1901 г. Тейлора, в конце концов, уволили. Через десять лет были опубликованы «Принципы научного менеджмента».

Однако Тейлор полагал, что принимать решения в организации может только руководство. По сути дела, рабочие для него были не более чем элементами механизма, которым управляют менеджеры.

Сегодня, к счастью, рабочих не считают просто винтиками и колесиками. В последние годы стоимость, которую создают, в частности, так называемые работники, обладающие знаниями, зависит не от станков, на которых они работают, а от применения того, что они знают.