Финансовый менеджмент

Учет затрат по видам деятельности

Учет затрат по видам деятельности - это динамичное, реалистическое средство расчета истинных затрат на ведение бизнеса. Он точно распределяет прямые и косвенные затраты между определенными продуктами или сегментами потребителей. Как и многие другие яркие идеи, учет затрат по видам деятельности был предложен в Гарварде (Harvard University), в частности, в исследовании Роберта Каплана (который более известен своей работой над сбалансированной системой показателей - инструментом стратегического менеджмента и оценки).

Учет затрат по видам деятельности создает модели реальных расходов, которые несет компания в каком-либо процессе. В определенном смысле это финансовая версия реинжиниринга. Компания идентифицирует ключевые процессы и анализирует затраты на каждой их стадии. Это позволяет компании узнать, во что обходится каждый вид деятельности, например разработка и продвижение нового продукта на рынок (R&D), и в какой мере расходы на них должны быть включены в затраты, связанные с конкретным продуктом или услугой. Так, например, реальные затраты на разработку нового продукта включают издержки на R&D, а также на другие функции, связанные с созданием и выводом продукта на рынок. При правильном применении учет затрат по видам деятельности позволяет компаниям понять и рационализировать свою структуру расходов. Недостаток заключается в том, что он требует тщательного изучения того, что действительно происходит в бизнесе.

Учет затрат по видам деятельности может послужить противоядием от того безудержного снижения затрат, которое имело место в конце 1980-х и в 1990-е гг. Тогда снижение издержек стало просто корпоративной идеей-фикс. Пытаясь повысить конкурентоспособность, компании во всех отраслях обратились к сокращению затрат. Для того чтобы сделать компании эффективными и «бережливыми», перестраивались системы, разрушались иерархии, переоценивались процессы. Внимательно все пересмотрев и проанализировав - часто для этого приглашались высокооплачиваемые консультанты, - многие компании просто провели сокращения в рядах своих сотрудников. Это самые большие накладные расходы - за них было браться проще всего, неважно, удавалось ли добиться при этом реального сокращения затрат.

КАК РАБОТАЮТ ИДЕИ

По данным консалтинговой фирмы Booz Allen & Hamilton, компания обычно затрачивает от 20 до 25% выручки на оплату товаров и услуг сторонних поставщиков, которые не связаны напрямую с ее конечным продуктом или услугами. Эти расходы иногда превышают прямые затраты на конечный продукт.

В результате источники снабжения, не связанные напрямую с конечным продуктом, дают хорошую возможность для обнаружения скрытых активов. Очевидно, что в большинстве компаний существует какая-либо возможность для значительной экономии. Джон Хулихэн из Booz Allen & Hamilton полагает, что зачастую можно сэкономить около 25% косвенных годовых затрат, в течение двух лет добившись экономии около 15%. Это может быть эквивалентно 2-4% выручки, а может и превысить эту сумму.

Понятно, что такие цифры звучат убедительно. Почему же компании не управляют косвенными расходами, а пытаются добиться сокращения? Очень просто - можно сэкономить только в том случае, если действительно знаешь, сколько тратишь и на что. Компании соглашаются с тем, что несут огромные косвенные расходы, но часто не могут или не хотят заниматься укрощением того, что кажется неукротимым.

И вот здесь на первый план выходит учет затрат по видам деятельности. Его логика заключается в том, что в производстве продукции или услуг - «объекта затрат» на языке ABC - участвуют некоторые виды деятельности. Это традиционные функции бизнеса (маркетинг, R&D, производство и др.), а также косвенные затраты, например ремонт, хранение и административные расходы. Взятые вместе эти виды деятельности представляют собой процессы, из которых складывается данный бизнес. Существует ряд факторов, которые влияют на затраты в конкретном виде деятельности, - например, уровень качества продукции. В учете затрат по видам деятельности они называются носителями, или драйверами, затрат.

Кроме того, существуют и носители деятельности - показатели того, в какой мере те или иные виды деятельности необходимы для определенных объектов затрат. Например, один продукт может потребовать больших расходов на маркетинг, чем другой. Ясно, что деятельность требует ресурсов - людей и станков. Носители ресурсов - это показатели спроса на ресурсы со стороны определенных видов деятельности.

Чем понятнее взаимосвязь между ресурсами, видами деятельности и процессами, тем больше вероятность того, что наиболее эффективные ресурсы будут направлены на нужную деятельность в нужное время. В этом и заключается логика учета затрат по видам деятельности.

Расходы на рабочую силу были очевидной целью, они легко и просто поддавались оценке. Любая компания знает, во что ей обходится рабочая сила. Она также знает, сколько стоят здания, сколько средств отнимает транспорт и т. п. Эти базовые затраты понятны и рассчитываются повсеместно. Проблема заключается в том, что зачастую берутся во внимание и подсчитываются только прямые затраты.

Первоначально учет затрат по видам деятельности использовали для расчета стоимости и в ценообразовании, но впоследствии его стали применять и в других областях. Исследование, проведенное Gartner Group в Соединенных Штатах, показало, что от 70 до 80% компаний экспериментировали с ABC. «... компании, не включившие учет по видам деятельности в официальную программу преобразований, утратят большую долю своей конкурентоспособности», - сообщает в своем докладе Gartner Group.

Теперь, когда имеются разнообразные программные пакеты, системы управления затратами позволяют компаниям точно оценивать прибыльность отдельных продуктовых линеек, потребителей, каналов и предприятий. Существуют системы оценок, которые выходят за рамки отдельной организации; производственные или розничные компании могут определить, какова отдача от поставщика или потребителя.

Учет затрат по видам деятельности все больше распространяется в организациях сферы услуг, например в банках, и компании могут составить более детальное представление о своих клиентах и взаимодействии с ними. С ростом внимания к лояльности потребителей учет затрат по видам деятельности может помочь компаниям выбрать самых доходных потребителей. Некоторые клиенты обходятся компании дороже остальных. Одно исследование показало, что основную часть прибыли компании обычно обеспечивают 20% потребителей. Большинство - 60% - позволяют компании добиться безубыточности. При этом оставшиеся 20% отнимают у компании деньги. Если компания сможет выявить эти «плохие» 20%, она доведет свою рентабельность до максимума. Для этого компании необходимо знать, во что ей обходится каждый потребитель.

Учет затрат по видам деятельности является описательной моделью. Он дает руководителям детальную картину расходов в их бизнесе. Можно возразить, что руководители и без того должны понимать это. Однако традиционные методы бухгалтерского учета, а также масштаб и сложность больших организаций доказывают, что часто это совсем не так. Учет затрат по видам деятельности сам по себе не снижает издержек и не устраняет их. Вооружая менеджеров информацией, он дает им возможность перейти от ABC-учета к конкретным стратегиям управления. Так учет затрат по видам деятельности становится управлением по видам деятельности.

Дисконтированные денежные потоки

Анализ дисконтированных денежных потоков - это изощренная методика, используемая финансовыми аналитиками. Таким способом оценивают компании частные инвесторы и венчурные капиталисты. Концепция позволяет дать ответ на ряд конкретных вопросов инвесторов, например как определить размер вложений в проекты. (Другие методы игнорируют налоговые льготы и оценки, или прогнозы, которые большинство профессиональных инвесторов считают частью своей выручки. Более того, в определенных ситуациях они даже не обращают внимания на денежные потоки, ожидая, что вся их прибыль будет заключаться в налоговых льготах.)

В отличие от метода рыночной оценки, метод DCF определяет стоимость компании, не ориентируясь на соотношение цены и прибыли у аналогичных компаний открытого типа. В этом смысле методика представляет собой более индивидуализированный расчет будущей стоимости. Она используется для определения стоимости облигаций, кредитов и других инвестиций с фиксированным доходом. Например, венчурные капиталисты с ее помощью прогнозируют отдачу от вложений в новые компании. Метод также широко применяется для анализа недвижимости.

Анализ DCF учитывает все льготы (налоговые кредиты, чистую выручку, нереализованный убыток), а не только одни денежные потоки. Цель заключается в том, чтобы оценить предполагаемый поток экономических выгод и рассчитать максимальный вклад в капитал со стороны инвестора. Метод также позволяет аналитику сравнить размер капитала с потоком льгот и рассчитать общий уровень отдачи. Минимальный уровень отдачи для инвестера называется ставкой дисконта, уровнем дисконтирования будущих выгод. Ставка дисконта конвертирует обещанные выгоды в сегодняшнюю эквивалентную стоимость, которая называется текущей стоимостью.

КАК РАБОТАЮТ ИДЕИ

Анализ DCF широко применяется в венчурном финансировании, потому что он фокусируется на том, что покупает венчурный инвестор, - на доле в будущих операциях компании. Метод соответствует потребностям венчурных капиталистов, поскольку их прежде всего заботит, способна ли компания поддерживать свои будущие операции с помощью сгенерированных внутри нее денежных потоков.

Метод DCF используется в двух целях:

  1. расчет стоимости потока выгод в будущем (анализ текущей стоимости)
  2. анализ потока выгод и определение уровня их отдачи для конкретного вложения (анализ внутреннего уровня отдачи)

Шесть этапов применения анализа DCF:

  1. Подготовка точных прогнозов о будущих операциях компании. Ясно, что это важнейший элемент расчета. Чем точнее прогнозы отражают хорошее понимание бизнеса и его реалистичных перспектив, тем больше инвесторы доверяют оценке, опирающейся на эти прогнозы.
  2. Количественная оценка положительного и отрицательного денежных потоков на каждый год прогноза. Измеряется ежегодный прирост денежных средств в бизнесе. Для тех лет, когда компания не вырабатывает избытков, оценивается недостаток денежных средств.
  3. Расчет конечной стоимости для последнего года прогнозов. Распространенное консервативное допущение состоит в том, что денежные потоки последнего года прогноза останутся неизменными, исходя из этого для последнего года делается поправка.
  4. Определение коэффициента дисконтирования применительно к денежным потокам. Выбранный коэффициент является одним из ключевых элементов, влияющих на оценку по этому методу. Чем он больше, тем ниже значение оценки. Коэффициент дисконтирования должен отражать имеющиеся деловые и инвестиционные риски. Чем менее вероятно, что компания будет соответствовать прогнозам, тем выше должно быть значение коэффициента. Наиболее часто используемые дисконтирующие коэффициенты представляют собой компромисс между стоимостью заемных средств и стоимостью акционерных инвестиций. Если стоимость заемных средств составляет 10%, а акционерные инвесторы хотят получить 30% за свои фонды, дисконтирующий коэффициент должен быть где-то между этими двумя значениями.
  5. Применение дисконтирующего коэффициента к избытку и недостатку денежных средств для каждого года, а также конечной стоимости. Полученные значения представляют собой оценку вклада в текущую стоимость денежного потока за каждый год. Сложив эти значения, получим текущую стоимость компании.
  6. Вычитание текущих долгосрочных и краткосрочных заимствований из текущей стоимости будущих денежных потоков для оценки текущей стоимости компании.

Несмотря на всю свою сложность, DCF-анализ опирается на простую идею - сегодняшняя наличность дороже завтрашней. Это значит, что отдача от вложения должна превышать текущую стоимость. Например, нет смысла инвестировать 100 дол. сегодня за обещание той же суммы в будущем. Если сегодня вы вкладываете 100 дол., впоследствии вы должны получить больше.

Здесь действует ряд факторов. Во-первых, риск. Например, инвестор, вкладывающий в строительство, рассчитывает на денежные потоки и прогнозы, но ни то ни другое ему не гарантируется. Инвестор подвергается значительному рыночному риску, требующему некоторой компенсации. Такой компенсацией является часть отдачи от капиталовложений. Чем выше риск, тем больше отдача. Облигации Казначейства США - вложения с очень невысоким риском, поэтому инвесторы удовлетворяются отдачей на уровне 6-7%. Венчурные капиталисты, имея дело с неизвестными компаниями, рискуют гораздо больше и могут требовать для своих средств 40-процентной отдачи.

Во-вторых, инфляция, снижающая стоимость денег. Инвестору нужна какая-то отдача просто для того, чтобы сохранить стоимость капитала. Если инфляция составляет 4% в год, инвестору, только чтобы вернуть вложенное, необходима отдача в размере 4% после уплаты налогов. Компенсация за инфляцию - еще одна причина, объясняющая необходимость отдачи от капиталовложений.

Третий фактор - то, что экономисты называют «ценой возможности». Когда инвестор размещает свои средства, он лишает себя права использовать их на что-либо еще - альтернативные инвестиции или потребление. Вы теряете возможность использовать деньги на другие цели. Инвестиции в недвижимость, в частности, имеют высокую цену возможности, потому что они неликвидны. Вложения в недвижимость, в отличие от инвестиций в акции и облигации, трудно конвертировать в наличность. Таким образом, третий компонент отдачи от инвестиций - это компенсация за цену возможности.

Представления инвестора об этих трех факторах - риске, инфляции и цене возможности - определяют желаемый уровень отдачи, минимальный для конкретного вложения.

Венчурным капиталистам DCF позволяет рассчитать будущую стоимость компании, спрогнозировав работу бизнеса и оценив избыток денежных потоков, созданных компанией. Избыток и недостаток денежных средств соотносятся с текущей стоимостью с помощью дисконтирующего коэффициента и суммируются для получения общей оценки. Коэффициент дисконтирования меняется в соответствии с финансовым риском инвестиций в компанию. Механика метода переключает внимание инвесторов на внутреннюю работу компании и ее будущее.

Как у любого другого метода оценки, у DCF есть свои недостатки. Питер Джонсон, преподаватель теории менеджмента, отметил: «Легко перечислить некоторые проблемы, связанные с любой гадательной оценкой: предсказание отдаленных событий; определение временных горизонтов для оценки работы бизнеса; выбор подходящей учетной ставки и окончательных значений. Кроме того, часто возникают и более коварные допущения. Так, например, обычно полагают, что владение компанией остается неизменным, что может быть совсем не так. Анализ DCF часто недооценивает степени свободы, порождаемой хорошим функционированием, и упускает из виду ограничения, вызванные краткосрочными разочарованиями».

Поскольку метод DCF сосредоточивается исключительно на будущих денежных потоках, он игнорирует внешние факторы, влияющие на стоимость компании, например, соотношение цены акции и дохода. Он также пренебрегает стоимостью активов и другими внутренними факторами, способными понизить или повысить стоимость компании. Поскольку метод основан на прогнозах, чтобы его правильно применять, необходимо очень хорошо представлять себе природу, историю и рынок данного бизнеса.

Акционерная стоимость

Концепция акционерной стоимости появилась на свет под звуки фанфар, которые, как правило, сопровождают рождение больших идей. И все же в ней не было ничего особенно нового. Идея акционерной стоимости просто подразумевает то, что компания должна стремиться к достижению максимальной стоимости для своих акционеров. Это должно стать смыслом ее существования. Вслед за этой концепцией возникла идея ценностно-ориентированного управления, согласно которой недостаточно просто получать прибыль - ключевым показателем корпоративной компетентности следует считать курс акций.

Здесь мы сталкиваемся с двумя очень разными точками зрения на роль компаний. Взгляд, согласно которому акционеры - единственное, что имеет значение, игнорирует идею ответственности перед сотрудниками и более широким сообществом. (Многие возразят, что одно лишь обслуживание акционеров никогда не было и не будет единственным предназначением компании и что кристаллизация акционерной стоимости в качестве самостоятельной концепции - это просто пережитки устаревших представлений о бизнесе.)

Но большим организациям такая позиция может по ряду причин казаться привлекательной. Во-первых, она с завидной ясностью формулирует причины существования компаний. Здесь нет размытых понятий разумной прибыли и удовлетворения всех, кто связан с компанией. Это весьма похвальная и реально достижимая задача - и акционеры наверняка будут довольны. Во-вторых, с некоторыми оговорками, подобная идея прекрасно сочетается с концепцией корпорации заинтересованных сторон. Акционеры - это заинтересованные стороны, и в их ряды будет вливаться все больше участников, таких как работники компании. Понятно, что повышение акционерной стоимости может принести серьезные выгоды как внутри, так и вне организации. Конечно, циники любят указывать, что тот факт, что многие руководители рассматривают принадлежащие им пухлые пачки акций как часть своих компенсационных пакетов, вовсе не добавляет привлекательности идее максимального увеличения акционерной стоимости.

В одном важном аспекте внимание к акционерной стоимости может сослужить серьезную службу. Сторонники этой концепции утверждают, что она поддерживает долгосрочное видение корпоративной эффективности. Вместо того чтобы изо всех сил наращивать квартальные результаты, руководители могут направить свою энергию на создание долгосрочной ценности. Институциональным инвесторам нравится смотреть в будущее, и этот элемент стал ключевым в развитии концепции. В 1980-е гг. компании жили в страхе перед корпоративными хищниками, которые считали отсутствие акционерной стоимости достаточной причиной для захвата и веским доводом для того, чтобы убедить в этом акционеров. (Следующий вопрос должен быть таким: является ли упор на акционерную стоимость лучшим способом ведения бизнеса? Это куда более насущная проблема.)

Критики концепции также высказывают свои сомнения в том, что долгосрочная перспектива действительно поощряется. В конце концов, акционеры, говорят они, часто отстаивали идею даунсайзинга, когда видели, что это приводит к росту стоимости их инвестиций.

Хотя такие аргументы трудно принять или опровергнуть, можно сказать, что ценностно-ориентированное управление стремится ликвидировать разрыв между целями руководителей, работников и акционеров. В прошлом компании, как правило, оценивали успех только с точки зрения прибыли. Если прибыли год от года росли, руководители полагали, что справляются со своей задачей. Если при этом курс акций был невысок, они успокаивали институциональных инвесторов, но не более того. Наоборот, ценностно-ориентированное управление заинтересовано и в денежных средствах и инвестированном капитале, и в расчетах прибыльности. «Денежные средства - это факт, прибыль - это мнение», - утверждает Альфред Раппапорт из Школы менеджмента Келлога Северозападного университета (Northwestern University's Kellog School of Management). Действительно, во многих отношениях понятие акционерной стоимости транслирует крупным корпорациям свойственную малому бизнесу фобию денежных потоков.

КАК РАБОТАЮТ ИДЕИ

Концепция акционерной стоимости по-прежнему популярна, особенно среди акционеров. Проблема заключается в том, что расчет акционерной стоимости или вообще ценности чего-либо - рискованное предприятие. Консультанты, рвущиеся воспользоваться модой на акционерную стоимость, создали обескураживающее количество продуктов, которые обещают объяснить и измерить все. Среди альтернатив - добавленная экономическая стоимость, доходность от капиталовложений и ценностно-ориентированное управление. Все это вращается вокруг разнообразных подходов и показателей.

Здесь начинаются сложности. Подходы бывают разными. Альфред Раппопорт опирается на оценку того, что он называет «факторами стоимости» - это темпы роста продаж, маржа операционной прибыли и стоимость капитала. Другие предпочитают оценку общей отдачи для акционеров (TSR), которая отражает уровень отдачи от первоначального приобретения акций, потока дивидендов, получаемых инвестором, и продажи акций в конце периода владения. Третьи утверждают, что компаниям нужно оценивать три наиболее важных момента: удовлетворенность потребителей, удовлетворенность работников и денежные потоки.

В конечном итоге на основе тех или иных оценок компания сможет оценить свою эффективность в связи со стоимостью. Следующий шаг не менее сложен: какого уровня роста стоимости можно добиться и какой желателен? Средняя результативность компаний из индекса FTSE 100 за три года требует общей отдачи для акционеров порядка 6-8% (плюс уровень инфляции). Чтобы попасть в верхний квартиль, необходимы еще 5-8%.

Скептики полагают, что акционерная стоимость - это просто еще одно изобретение консультантов, но популярность идеи среди таких компаний, как Lloyds-TSB Group, и первой десятки американских конгломератов позволяет предположить, что этот инструмент все-таки работает, по крайней мере, для мониторинга эффективности. А для глобальных компаний важнейшим преимуществом акционерной стоимости, пожалуй, является то, что она дает универсальные корпоративные результаты, а не те, которых требуют локальные правила бухгалтерской отчетности.

В самом деле, ценностно-ориентированное управление противоречит некоторым основным принципам корпоративной жизни. Очевидно, что оно ставит под сомнение бухгалтерскую модель оценки корпоративной эффективности. Эрвин Шольц из Эшриджского колледжа управления (Ashridge Management College) - один из тех, кто презирает традиционную бухгалтерскую модель, для которой важна прибыль, а не денежные средства. Шольц предполагает, что бухгалтерская модель:

  • неполная, потому что не учитывает полную стоимость капитала;
  • сложная, потому что использует множество критериев эффективности;
  • непоследовательная, потому что посылает противоречивые сигналы;
  • неточная, потому что бухгалтерские условности могут исказить истинную экономическую эффективность;
  • неэффективная, потому что зачастую не связана с управленческими системами и движущими силами бизнеса.