Акционерная стоимость

Концепция акционерной стоимости появилась на свет под звуки фанфар, которые, как правило, сопровождают рождение больших идей. И все же в ней не было ничего особенно нового. Идея акционерной стоимости просто подразумевает то, что компания должна стремиться к достижению максимальной стоимости для своих акционеров. Это должно стать смыслом ее существования. Вслед за этой концепцией возникла идея ценностно-ориентированного управления, согласно которой недостаточно просто получать прибыль - ключевым показателем корпоративной компетентности следует считать курс акций.

Здесь мы сталкиваемся с двумя очень разными точками зрения на роль компаний. Взгляд, согласно которому акционеры - единственное, что имеет значение, игнорирует идею ответственности перед сотрудниками и более широким сообществом. (Многие возразят, что одно лишь обслуживание акционеров никогда не было и не будет единственным предназначением компании и что кристаллизация акционерной стоимости в качестве самостоятельной концепции - это просто пережитки устаревших представлений о бизнесе.)

Но большим организациям такая позиция может по ряду причин казаться привлекательной. Во-первых, она с завидной ясностью формулирует причины существования компаний. Здесь нет размытых понятий разумной прибыли и удовлетворения всех, кто связан с компанией. Это весьма похвальная и реально достижимая задача - и акционеры наверняка будут довольны. Во-вторых, с некоторыми оговорками, подобная идея прекрасно сочетается с концепцией корпорации заинтересованных сторон. Акционеры - это заинтересованные стороны, и в их ряды будет вливаться все больше участников, таких как работники компании. Понятно, что повышение акционерной стоимости может принести серьезные выгоды как внутри, так и вне организации. Конечно, циники любят указывать, что тот факт, что многие руководители рассматривают принадлежащие им пухлые пачки акций как часть своих компенсационных пакетов, вовсе не добавляет привлекательности идее максимального увеличения акционерной стоимости.

В одном важном аспекте внимание к акционерной стоимости может сослужить серьезную службу. Сторонники этой концепции утверждают, что она поддерживает долгосрочное видение корпоративной эффективности. Вместо того чтобы изо всех сил наращивать квартальные результаты, руководители могут направить свою энергию на создание долгосрочной ценности. Институциональным инвесторам нравится смотреть в будущее, и этот элемент стал ключевым в развитии концепции. В 1980-е гг. компании жили в страхе перед корпоративными хищниками, которые считали отсутствие акционерной стоимости достаточной причиной для захвата и веским доводом для того, чтобы убедить в этом акционеров. (Следующий вопрос должен быть таким: является ли упор на акционерную стоимость лучшим способом ведения бизнеса? Это куда более насущная проблема.)

Критики концепции также высказывают свои сомнения в том, что долгосрочная перспектива действительно поощряется. В конце концов, акционеры, говорят они, часто отстаивали идею даунсайзинга, когда видели, что это приводит к росту стоимости их инвестиций.

Хотя такие аргументы трудно принять или опровергнуть, можно сказать, что ценностно-ориентированное управление стремится ликвидировать разрыв между целями руководителей, работников и акционеров. В прошлом компании, как правило, оценивали успех только с точки зрения прибыли. Если прибыли год от года росли, руководители полагали, что справляются со своей задачей. Если при этом курс акций был невысок, они успокаивали институциональных инвесторов, но не более того. Наоборот, ценностно-ориентированное управление заинтересовано и в денежных средствах и инвестированном капитале, и в расчетах прибыльности. «Денежные средства - это факт, прибыль - это мнение», - утверждает Альфред Раппапорт из Школы менеджмента Келлога Северозападного университета (Northwestern University's Kellog School of Management). Действительно, во многих отношениях понятие акционерной стоимости транслирует крупным корпорациям свойственную малому бизнесу фобию денежных потоков.

КАК РАБОТАЮТ ИДЕИ

Концепция акционерной стоимости по-прежнему популярна, особенно среди акционеров. Проблема заключается в том, что расчет акционерной стоимости или вообще ценности чего-либо - рискованное предприятие. Консультанты, рвущиеся воспользоваться модой на акционерную стоимость, создали обескураживающее количество продуктов, которые обещают объяснить и измерить все. Среди альтернатив - добавленная экономическая стоимость, доходность от капиталовложений и ценностно-ориентированное управление. Все это вращается вокруг разнообразных подходов и показателей.

Здесь начинаются сложности. Подходы бывают разными. Альфред Раппопорт опирается на оценку того, что он называет «факторами стоимости» - это темпы роста продаж, маржа операционной прибыли и стоимость капитала. Другие предпочитают оценку общей отдачи для акционеров (TSR), которая отражает уровень отдачи от первоначального приобретения акций, потока дивидендов, получаемых инвестором, и продажи акций в конце периода владения. Третьи утверждают, что компаниям нужно оценивать три наиболее важных момента: удовлетворенность потребителей, удовлетворенность работников и денежные потоки.

В конечном итоге на основе тех или иных оценок компания сможет оценить свою эффективность в связи со стоимостью. Следующий шаг не менее сложен: какого уровня роста стоимости можно добиться и какой желателен? Средняя результативность компаний из индекса FTSE 100 за три года требует общей отдачи для акционеров порядка 6-8% (плюс уровень инфляции). Чтобы попасть в верхний квартиль, необходимы еще 5-8%.

Скептики полагают, что акционерная стоимость - это просто еще одно изобретение консультантов, но популярность идеи среди таких компаний, как Lloyds-TSB Group, и первой десятки американских конгломератов позволяет предположить, что этот инструмент все-таки работает, по крайней мере, для мониторинга эффективности. А для глобальных компаний важнейшим преимуществом акционерной стоимости, пожалуй, является то, что она дает универсальные корпоративные результаты, а не те, которых требуют локальные правила бухгалтерской отчетности.

В самом деле, ценностно-ориентированное управление противоречит некоторым основным принципам корпоративной жизни. Очевидно, что оно ставит под сомнение бухгалтерскую модель оценки корпоративной эффективности. Эрвин Шольц из Эшриджского колледжа управления (Ashridge Management College) - один из тех, кто презирает традиционную бухгалтерскую модель, для которой важна прибыль, а не денежные средства. Шольц предполагает, что бухгалтерская модель:

  • неполная, потому что не учитывает полную стоимость капитала;
  • сложная, потому что использует множество критериев эффективности;
  • непоследовательная, потому что посылает противоречивые сигналы;
  • неточная, потому что бухгалтерские условности могут исказить истинную экономическую эффективность;
  • неэффективная, потому что зачастую не связана с управленческими системами и движущими силами бизнеса.