Ителлектуальный капитал

Слово «капитал» обычно использовалось по отношению к осязаемым объектам - заводам, станкам и деньгам. Теперь же возникло стремление лучше понять интеллектуальный капитал - самый нематериальный, не поддающийся определению, подвижный и важный актив.

В общих чертах интеллектуальный капитал можно описать как коллективную умственную силу организации. Не так давно в развитых экономиках стали переключать внимание с физических активов на интеллектуальные - с мышц на мозги - и относиться к последним как к источнику благосостояния. В книге «Intellectual Capital: The New Wealth of Organizations» («Интеллектуальный капитал: новое богатство организаций») Томас Э. Стюарт, член редакционного совета журнала «Fortune», утверждает, что происходящие перемены по значительности не уступают Промышленной революции.

«Знание стало наиболее важным фактором экономической жизни, - говорит он. - Оно является основным компонентом того, что мы покупаем и продаем, сырья, которое мы обрабатываем. Не природные ресурсы, техника или даже финансовый капитал, а знание превратилось в незаменимый актив корпораций».

«Интеллектуальный капитал, - продолжает Стюарт, - это интеллектуальный материал - знания, информация, интеллектуальная собственность, опыт, - который можно использовать для создания благосостояния. Это коллективные умственные способности».

Другими словами, это неосязаемое богатство - идеи, воображение, ноу-хау, и работники, обладающие знаниями, такие как программисты, рекламщики, управленческие консультанты, которые могут им грамотно распорядиться, ценятся на вес золота.

Скандал в рекламном агентстве Saatchi & Saatchi, который в 1994 г. привел к уходу Мориса Саачи и его «окружения», пишет Стюарт, уничтожил часть интеллектуального капитала компании. В результате она потеряла ключевых клиентов, а ее акции упали в цене.

К тому же, утверждает Стюарт, единственная группа американских мужчин, чей средний еженедельный заработок возрастает по сравнению с 1979 г., - это выпускники колледжей: им теперь платят в среднем на 80% больше, чем людям со средним образованием. В новой экономике образование приносит отдачу.

Новая «экономика знаний», говорит он, также предвещает «конец знакомого нам менеджмента». «Выдвижение работников умственного труда коренным образом меняет природу работы и планы руководителей. Руководители - это хранители, они заботятся об активах корпорации и защищают их; когда речь идет об интеллектуальных активах, работа руководителя меняется». По мнению Стюарта, выдвижение работников, обладающих знаниями, означает, что начальники теперь знают не больше остальных (если это вообще когда-либо было так). В результате упраздняется сама идея пирамиды менеджмента с горсткой людей на верхушке, раздающих указания остальным.

Традиционная роль руководителя зиждется на системе Фредерика Тейлора, инженера, заложившего в начале XX в. основы научного менеджмента. В определенном смысле Тейлора, который прославился своими исследованиями по определению времени, необходимого для выполнения отдельных рабочих операций на заводах, тоже можно назвать работником интеллектуального труда. С помощью секундомера он разбивал сложные процессы на простые задачи, повышая их эффективность.

Для Тейлора интеллектуальный капитал ограничивался способностью руководителей организовать труд подчиненных. По сути дела, он считал рабочих просто деталями машин, которыми управляли руководители. Однако современные работники уже не просто колесики и винтики. Ценность их труда определяется не уровнем техники, с которой они работают, а качеством их знаний.

Другими словами, у современных работников интеллектуального труда рабочий инструмент находится в голове. Не их менеджеры, а они сами являются экспертами и решают, как лучше применить свое ноу-хау. Их деятельность становится все более профессиональной и должна оцениваться не только по факту выполнения заданий, но и по достигнутым результатам.

«Адвоката оценивают не по числу слов в заключительной речи, а по их продуманности и эффективности, не по числу сносок в изложении дела, а по убедительности его доводов», - говорит Стюарт.

У юриста нет босса, который говорит ему, как выполнять работу, - «у него есть клиент, потребитель, ожидающий, что юрист будет планировать и организовывать свою работу сам». При этом клиент не обладает специальными знаниями и не может давать юристу указания.

Отсюда следует, пишет Стюарт, что профессиональная модель организации должна сменить бюрократическую. Так что же будет с менеджерами? Ответ, по мнению Стюарта, заключается в том, что единственной разумной ролью руководителей будет лидерство - пусть у них еще нет полного представления о том, что это такое.

Он пишет: «Хотя такие слова, как „ценности", „видение", „расширение полномочий", „работа в команде", „фасилитатор" и „тренинг", порой звучат как абракадабра, а часто ею и являются, это свидетельствует о том, что менеджеры пытаются нащупать язык, найти способы управления знаниями, работой знания и компаниями, интенсивно использующими знания».

«Интеллект становится активом, когда свободная сила разума порождает нечто полезное», - продолжает Стюарт. Иными словами, «интеллект организации превращается в капитал лишь тогда, когда он используется для чего-то важного, а не для поисков ответа на вопрос, сколько монет валяется в сточной канаве». «Интеллектуальный капитал - это полезное знание, направленное на благо окружающих. Следовательно, список адресатов, база данных или операционный процесс могут быть превращены в интеллектуальный капитал, если кто-либо в организации решит описать, распространить и использовать уникальные и мощные аспекты действий компании».

Интеллектуальный капитал обычно подразделяют на три категории:

  1. человеческий капитал;
  2. покупательский капитал;
  3. структурный капитал.

Человеческий капитал - это неформализованное знание, содержащееся в умах сотрудников.

Покупательский капитал - признание ценности взаимоотношений компании и ее клиентов.

Структурный капитал - хранимое в организации знание, которым могут овладевать новые сотрудники. Как отмечает Стюарт, «структурный капитал - это знание, не уходящее по вечерам домой». Он состоит из разнообразных элементов, в том числе процессов, систем и политик, представляющих собой опыт организации, накопленный за всю ее историю.

Интеллектуальный капитал неизменно связан с понятиями «работник, обладающий знаниями» и «управление знаниями». Они, как и многие другие идеи, впервые появились в работах Питера Друкера. В книге 1969 г. «Age of Discontinuity» («Век разрывов») он вводит в обиход термин «работник, обладающий знаниями». Так он обозначил высокообразованного, мыслящего профессионального управленца, знающего себе цену и понимающего свою значимость для организации. Работник, обладающий знаниями, стал опровержением предыдущей модели - «человек корпорации».

Заглянем еще дальше в историю и снова увидим Друкера. Основы этой идеи были заложены в его определении менеджмента по целям в книге «The Practice of Management» («Практика менеджмента»), которая вышла в 1954 г. Здесь он пишет, что ценность, мотивация и стремления руководителя являются неотъемлемой частью успеха корпорации. Человек - это не бездумно функционирующая машина, покорно выполняющая требования, а самостоятельная и заинтересованная сила.

«Работник, обладающий знаниями, относится к себе как к профессионалу. Так и прежде относились к себе адвокаты, учителя, проповедники, врачи или государственные служащие, - говорит Друкер в „Age of Discontinuity". - У него такое же, как у них, образование. Доходы работника, обладающего знаниями, повысились, вероятно, у него неплохие перспективы. Он хорошо понимает зависимость своих доходов и возможностей от предприятия, а также то, что без серьезных инвестиций в предприятие он останется без работы. Такой работник не менее отчетливо знает: организация в той же степени зависит от него, что и он от нее».

Друкер разглядел новую «породу», но главным его вкладом было понимание того, что знание - это не только сила, но и собственность. Интеллектуальный капитал - это сила. Коль скоро не физический труд, а знание стало новым мерилом экономического общества, должна измениться сама структура капиталистического общества: «Работник, обладающий знаниями, в обществе, умеющем ценить знание, одновременно и капиталист, и наемник. Вместе такие специалисты представляют собой наемный образованный средний класс современного общества, коллективно владеют средствами производства через пенсионные фонды, инвестиционные тресты и тому подобные институты».

Впоследствии взгляды Друкера получили развитие, в частности, в книге 1992 г. «Managing for the Future» («Менеджмент ради будущего»), где есть такие слова: «Начиная с наших дней знание - ключ ко всему. Мир стремится к интенсивному использованию не труда, не сырья, не энергии, а знания».

В век информации интеллектуальный труд ценится особо. Становится ясно, что поиск, удержание и воспитание талантливых людей имеют первостепенное значение для конкурентоспособности. Интеллектуальный капитал превратился в самый модный термин в словаре бизнеса - недаром под названием «Интеллектуальный капитал» было опубликовано целых три книги.

Проблема в том, что талант или интеллектуальный капитал встречаются нечасто и поэтому столь высоко ценятся (это одна из причин, но, конечно же, не единственная, растущего уровня оплаты руководителей).

КАК РАБОТАЮТ ИДЕИ

Признав важность интеллектуального капитала (ИК), мы сталкиваемся с еще одним неизбежным вопросом: как его измерить? В конце концов, то, что поддается измерению, поддается и выполнению. Интеллектуальный капитал все активнее входит в корпоративную жизнь. Шведская страховая компания Skandia ввела должность директора по интеллектуальном капиталу, ее примеру последовали и другие - по крайней мере в том, что касается названий должностей. Лейф Эдвинссон из Skandia - один из новаторов в этой области. По мнению Эдвинссона, ИК - это то, что находится в головах людей (человеческий капитал), и то, что остается в организации, когда люди уходят по вечерам домой (структурный капитал). Третья категория, которая иногда вписывается в уравнение ИК, - это покупательский капитал, представляющий собой попытку оценить взаимоотношения между компанией и ее потребителями.

Человеческий капитал, по модели компании Skandia, подразделяется на фокус на клиенте, фокус на процессе и фокус на обновлении и развитии. Для каждого из них в различных бизнес-единицах используются свои показатели. Эдвинссон разработал модель для отчетности по ИК с опорой на такие факторы, как клиенты, процессы, обновление и развитие, люди и финансы. Например, одно из подразделений Skandia оценивает фокус на процессе (определяемый как эффективность административных процедур) по двум показателям:

  1. быстрые ответы на телефонные звонки и
  2. соотношение административных затрат и общих управляемых фондов. Другое подразделение использует для той же категории иные показатели.

Никто не настаивает на абсолютной точности этих критериев, но цель заключается в том, чтобы проследить, увеличивается ИК или уменьшается. Как говорит Эдвинссон, «лучше быть правым отчасти, чем полностью заблуждаться».

Вполне понятный всплеск заинтересованности, похоже, проявился в эволюции отраслевой жизни с большим запозданием. «Конечно, знание имело значение всегда, но в настоящее время произошли определенные изменения, - утверждает Томас Стюарт. - Во-первых, как доля ценности, вносимой в продукт, оно начинает играть главенствующую роль. Затраты на материалы когда-то составляли 80%, а на знания - 20%. Теперь соотношение иное - 70 к 30. Во-вторых, управление знаниями становится все более реальной задачей».

Во многих отношениях интеллектуальный капитал - это просто максимальное использование мозгов сотрудников организации. По статистике в 2000 г. в Великобритании численность работников, обладающих знаниями, составляла 10 млн человек, а работников физического труда - 7 млн человек. В США, несмотря на эпидемию даунсайзинга, число руководителей и работников-профессионалов с начала 1980-х гг. увеличилось на 37%.

Вклад Стюарта в эту полемику оказался очень полезным. Как журналист, он стремится развенчать трескотню, которую проталкивают под видом мудрости. При этом не все его доводы бесспорны, и у него больше вопросов, чем ответов. Справедливости ради надо сказать, что он и сам это прекрасно осознает.

«Слишком много бизнесменов хотят получать готовые ответы, - говорит он, - и сейчас в изобилии появляются книги о бизнесе, готовые доставить им такое удовольствие. Лично я не возьму на себя смелость написать такой „сборник кулинарных рецептов" - у меня для этого не хватает знаний. Да и у кого они есть? Интеллектуальный капитал - пока еще совершенно не изведанная область...».